Сакральные ориентировки памятников Центральной Азии доисламского времени на примере городищ Жуантобе и Кой-Крылган-кала / Nomad Kazakhstan / Блоги.Казах.ру — блоги Казахстана, РК
rus / eng / kaz


Статья Корпоративные блоги: Как вести? содержит практические советы и примеры
СМИ могут копировать в свой блог ленту новостей или статей. Дополнительное внимание и комментарии обеспечены. Любой блог можно сделать коллективным. Для этого надо определенным (или всем) пользователям дать права на запись в него. Если у вас уже есть блог в другом месте — можно автоматически транслировать записи из него в нашу блог-платформу Можно ставить записям будущее время. Запись будет в черновиках и в указанную минуту автоматически опубликуется.












Nomad Kazakhstan



Иллюстрированный журнал

Блог nomad-kazakhstan
Автор блога
Лента друзей
Войти Регистрация



Сакральные ориентировки памятников Центральной Азии доисламского времени на примере городищ Жуантобе и Кой-Крылган-кала

История культуры человечества в современной историографии привычно делится на материальную и духовную. Исследователи достаточно жестко противопоставляют культовое и утилитарное, подчас забывая о том, что любой сколько-нибудь значимый предмет обихода в языческой культуре (основной отрезок человеческой истории по отношению к монотеистической или атеистической культуре) наделялся значительным числом оберегов, специальным набором сакральных признаков, отражавших господствовавшие взгляды.



Стремление древних решить проблемы с «мировым хаосом» и упорядочить систему мировоззрения, придать «осмысленность» поклонения боже-ству, попав тем самым под его защиту от дурных сил, отчетливо прослеживается с раннего периода сознательной человеческой деятельности. Элементы упорядочивания, в первую очередь, придания смысла в ориентации погребенного или осевой линии архитектуры святилища, также прослеживаются с ранних времен и последовательно усложняются, реагируя на изменения в мировоззрении, при этом, ориентировка даже самого простого святилища всегда оставалась осью притяжения обращения к божеству.




Мифологическое мировоззрение большинства древних культур имело структуру в своей основе надэтническую, и достижения одной культуры легко перенимались другой. Исследователи отмечают почти мистическое единство большинства развитых мифологических систем, объясняемое некими общими корнями. Аналогичная лингвистическая теория уводит в ностратическое единство мировых языков. Мегалитические сооружения (кольца, аллеи, эллипсы, отдельно стоящие ориентиры и другие комплексные сооружения) Англии и Франции напоминают подобные сооружения, например, могильника Бесшатыр, и объединяются единой мифологической культурой, хоть и разделены значительной разницей во времени и пространстве. Архитектура региона Среднего Востока доисламского времени, ориентировка осевых линий вполне согласуется с доисламской или дохристианской архитектурой Европы, Азии и других континентов.

О преемственности и новшествах в архитектуре Востока с принятием ислама трудно судить без комплексного анализа планировки и ориентировки культовых сооружений.
В IX веке было разрешено строительство мусульманских мавзолеев, которые, в определенной мере, продолжали и развивали архитектуру доисламских сооружений, имевших аналогичное предназначение. Особенностями культовых и погребально-поминальных сооружений являлся определенный набор признаков. Так, предполагалось наличие обходной галереи для совершения процессий вокруг объекта поклонения, ряда определенно ориентированных световых окон и, главное, сооружения, имеющего ориентировку на какое-либо событие, связанное с солярным или солярно-лунным циклом.

С принятием ислама, ориентировка культовых сооружений меняется в сторону Кыблы. В этой связи показательна ситуация с ориентировкой Саурана. Город был заново отстроен во второй половине XIII–XV вв. в эпоху упрочения ислама в регионе. Возможно, решение о постройке Нового Саурана было вызвано значительными разрушениями старого города в период монгольского нашествия. Версия, связанная с религиозно-просветительской ролью Нового Саурана в Степи, появилась в результате археологических исследований городища в 2005 году. При анализе топосъемки его центральной части было выяснено, что при строительстве города соблюдалась ориентировка центральных улиц и регистана с направлением на Кыблу. В этом Новый Сауран был уникальным городом на территории Казахстана, да и всего региона Центральной Азии. Вместе с тем, в ориентировках Старого Саурана, выстроенного в доисламскую эпоху, просматривается солнечная ориентировка центральных частей. Это характерно и для городища Жуантобе на Средней Арыси.

Говоря об ориентировках культовых сооружений доисламского времени, невозможно обойти вниманием такой яркий памятник Хорезма, как Кой-Крылган-кала – с целой системой ориентировок на светила и циклы их движения. Работы Хорезмской археолого-этнографической экспедиции под руководством С. П. Толстова – удачный пример проведения комплексных исследований археологов и представителей точных наук, когда удалось получить достаточно полную картину основных ориентировок, интерпретировать их и органично связать с мифологией, господствовавшей в то время. Сравнение основных ориентировок хорезмийского памятника и упомянутого выше городища Жуантобе приводит к заключению, что по некоторым из перечисленных показателей Жуантобе, в определенном отношении, сходно с Кой-Крылган-калой.

Проиллюстрировать общность ориентировок археологических памятников в более широком контексте могут две схемы, опубликованные в книге Дж. Вуда «Солнце, Луна и древние камни». Эти схемы, солнечная и более сложная лунно-солнечная, объясняют ориентировки Стоунхенджа.
В пояснениях ко второй схеме Вуд пишет, что движение по небосводу Луны очень сложно, и для ее восходов существуют не четыре ограничивающие линии, а восемь. Ее движение в течение месяца повторяет движение Солнца за год, так что всего лишь за 28 суток точки лунного восхода смещаются от крайнего северного положения до крайнего южного. Иногда точки восхода и захода Луны разделяются более широкой луной («высокая Луна»), в противном случае «низкой» Луной.

При сравнении ориентировок Стоунженджа с ориентировками Кой-Крылган-кала и Жуантобе нужно пояснить, что эти сооружения расположены значительно южнее Стоунженджа, поэтому точки восхода-захода смещаются к востоку.
При изучении вопроса ориентировки культовых объектов античности и раннего средневековья мы столкнулись с тем фактом, что ориентировка, сходная с кой-крылган-калинской, являлась едва ли не самой распространенной для культовых сооружений той эпохи.

Интересно сопоставить ориентировки основной оси Кой-Крылган-калы, с известным храмом-дворцом Баба-ата. Здание Баба-аты смещено относительно сторон света, примерно на 27-28 градусов, что наряду с более северным положением, могло быть вызвано еще и особенностями рельефа или погрешностями, закравшимися при съемках плана памятника. Если это не простое совпадение, то храмовое сооружение Баба-аты ориентировано таким образом, что северо-восточный угол направлен на так называемое Летнее солнце. Поиски объяснений назначения Баба-аты предпринимались не раз. Интересно, что лестничная галерея, перекрытая значительным сводом, была выведена на крышу двухэтажного здания. Это кажется необычным, хотя исследователями обычно подчеркивалось наличие П-образной обходной системы, характерной для культовых построек, что находит аналогии постройке раннеисламского периода – мавзолея Саманидов. Наличие верхней галереи со стрельчатыми окнами, в свою очередь, роднит мавзолей Саманидов с храмом Первопричины, где в верхней части толстой стены были устроены 48 окон, за которыми находилась обходная галерея с возможностью наблюдения за ежедневным последовательным движением солнца. Квадратный в плане мавзолей Саманидов сохранял эстетический образ круглого храма Первопричины. При рассмотрении храма Баба-аты, выделяется подобная галерея-лестница, выводящая со второго этажа на крышу. Возможно, она использовалась для процессий в праздничные периоды Летних солнцестояний.

По Наршахи, известно, что в день Нового года (Наурыза) каждый мужчина перед восходом солнца приносил в жертву Сиявушу петуха, тем самым, провожая старый год, чтобы Солнце благополучно перешло в новую фазу. Именно в этот день солнце осуществляло мифологический переход от солнечного полугодия Сиявуша к полугодию Митры. По Бируни, десятидневный праздничный цикл, посвященный духам предков, накладывался на два другие праздника: Испендермаджи – последние дни последнего месяца года, и Научаржди – пять дней начала года. Перед этим проводился обряд поклонения оссуариям, которые не сразу погребались, а некоторое время хранились в жилищах.

Подобные значительные события духовной и общественной жизни, требовали точного календаря. Ориентировки, подобные главным осям Кой-Крылган-калы и Жуантобе, можно сопоставить с ориентировками таких сооружений, как курганы с «усами», которые служили простейшими устройствами для вычисления важнейших солнечных циклов и циклов других небесных светил, необходимых для вычисления календарных циклов. О простейших обсерваториях, аналоги которым прослеживаются с эпохи неолита, постепенно усложняясь, В. Шуховцев пишет, что именно в Наурыз первый луч солнца попадал в нужное окно наблюдателя. Каждый год солнце в этот день, вставало из-за определенной метки (сопки, камня), расположенного к востоку от селения.

Подобные события обрастали мифами, например, происходивший каждый год в землях, где были знакомы с иранской мифологией, переход от Сиявуша к Митре, и наоборот. Из древнеиранских мифов известно, что земли Кангюя принадлежали мифическому первопредку правящей династии – Сиявушу. В последнее же время, все больше исследователей предлагают локализацию Кангюя на Средней Сырдарье.

Исследователи и интерпретаторы ориентировок Кой-Крылган-калы подчеркивают исключительность этого памятника в Хорезме, где, по словам его исследователей «на девять квадратных крепостей приходится одна круглая». Справедливости ради, нужно отметить, что В. М. Массон, исследовавший вопросы генезиса культуры региона, упоминал еще о двух круглых храмах Хорезма – круглый храм Калалы-гыр 2 и Дашлы 3, вписанный в двойной обвод стен. Объясняя возможное происхождение подобных храмов, ученый отмечает следование стандарту круглых крепостей-поселений типа Аркаима в евразийских степях. В этой связи, мы приводим план поселения, в котором просматривается ось от входа: с юго-запада на северо-восток, под углом, сходным со Стоунхенджем.

На Жуантобе, ось сдвинута на сходную величину от широтного направления, только по направлению юго-восток – северо-запад от широтной линии восток-запад. Разница угла отклонения ориентировок осей Жуантобе и Кой-Крылган-калы может объясняться разницей почти в 1 градус более северного расположения Жуантобе. Восход по этой оси мог наблюдаться при положительном склонении солнца, т. е. после весеннего и до осеннего равноденствия. На Жуантобе же, наоборот могли наблюдаться восход зимнего солнца и закат летнего. Можно сделать вывод, что оба памятника-обсерватории были самодостаточными, но посвящены разным (противоположным) астрономическим событиям, по-разному толкуемым господствовавшей мифологией.

При раскопках Жуантобе встречено немало артефактов, говорящих о культе коня на городище. Например, очажная подставка в форме седла лошади, форма очагов в форме подковы, схожесть самого плана шахристана с подковой. В связи с этим, логично высказать предположение о посвящении города-храма некоему божественному всаднику, неотъемлемым атрибутом которого являлся конь. Известно, что конь являлся солнечным животным, ассоциировавшимся в иранской мифологии с Митрой или Сиявушем. В этой связи интересно, что зимнее и летнее Солнце посвящалось разным божествам, как в греческой мифологии Дионис и Аполлон, а в иранской Сиявуш и Митра, соответственно. По А. Ф. Лосеву, Солнце, когда находится в верхней, т. е. дневной (летней) полусфере, называется Аполлоном. Когда же оно в нижней, то считается Дионисом или же Сиявушем на черном жеребце, в противовес Митре. Видимо, поэтому ориентация оси Жуантобе – зимнее Солнце, и, наоборот, Кой-Крылган-калы – летнее Солнце. Об этом говорили авторы монографии по Кой-Крылган-кале: «Восход по этой оси мог наблюдаться при положительном склонении солнца, т. е. после весеннего и до осеннего равноденствия», следовательно, заход, наоборот, в зимнее время. Таким образом, вполне логично заключить, что Кой-Крылган-кала и Жуантобе должны были иметь разное мифологическое посвящение. Кой-Крылган-кала – божеству летнего Солнца Митре, а Жуантобе – божеству зимнего Солнца Сиявушу. Очевидно, что культы этих божеств были значительно развиты, и ориентировка на Летнее или Зимнее солнцестояния была распространена в противовес, например, восточной ориентации – равноденствия или Наурыза.

Тем самым, можно предположить, что Жуантобе – культовый центр населения земель по Средней Арыси, где поклонялись Сиявушу и наблюдали за его олицетворением – зимнем Солнцем. В этой связи, Сиявуш – бог умирающей и воскресающей природы и более того, как правило, изображаемый как всадник (этимология слова «Сияваршана» означает «черный жеребец»).



В свою очередь на уникальном памятнике Кой-Крылган-кала доминировали культы, связанные с летним Солнцем, т. е. Митрой.
Пространство и время – категории сознания, которые издревле заботили человечество. Население региона Амударьи и Сырдарьи оставило такие памятники как Жуантобе и Кой-Крылган-кала. Строительство храмов-обсерваторий, по нашему мнению, было вызвано не только и не столько нуждами земледельцев, как это обычно считается. Скорее, подобные сооружения, которые вычисляли все лунно-солнечные циклы, вплоть до предсказания затмений, были предназначены для едва ли не постоянного наблюдения за движением небесных светил. Известная книга Дж. Вуда на значительном числе примеров прослеживает проявления культа небесных светил на памятниках Западной Европы. О распространении астрономических знаний у земледельческих народов, в частности у хорезмийцев, писал Бируни, подчеркивая, что эти знания были выше, чем у арабов доисламского времени. Хотя, известно, что у арабов были весьма распространены мифы о звездах и даже культ звезд в доисламскую эпоху, «звезды воспринимались как живые существа, которые оказывали влияние на людей и животных, а особенно – на природные явления». Изучению звезд арабы придавали большое значение, в том числе и после принятия ислама.

Таким образом, на примере двух исследованных памятников и многочисленных приведенных аналогиях, можно заключить, что ориентировка храмов в регионе Сырдарьи в доисламское время производилась на солнечно-лунные циклы. В той или иной форме, подобные сооружения встречаются повсеместно во времена распространения язычества. С возникновением монотеистических религий, с распространением идеи о Создателе и «тварности всего сущего», в том числе и небесного светила, естественным образом меняются и сакральные ориентировки.

Обычно, север на планах указывается сверху или по умолчанию. Однако, само слово ориентир, производное от «Orient» – Восток, подразумевает общее восточное направление, откуда ежедневно восходит Солнце. Таким образом, основные понятия, на протяжении тысячелетий связанные с солнечной и лунно-солнечной ориентацией, не ушли и не могли уйти из основ понятийного аппарата культовых ориентировок, как и при определении важнейших событий и праздников.

В научных исследованиях, включая самые последние, обоснованно проводится идея о том, что восстановление ритуала, наряду с внешним, символическим объяснением религии по археологическим остаткам архитектуры и артефактам – задача очень сложная, и тому, как могут ошибаться археологи, накоплено значительное число примеров. Зачастую ошибочными могут быть выводы, когда основанием для заключения о культе и его ритуале служат только планировка храмов и характер находок. Начальным, своего рода универсальным, средством для определения культовой принадлежности памятника должна служить его ориентировка, безусловно, в совокупности со многими другими признаками.

Борис Железняков

Источник - http://ru.nomad-kazakhstan.kz/1802.html


Теги: история, Казахстан, археология